Общество

Кордоны на дорогах и беглые москвичи. Что происходит в Республике Алтай – единственном регионе России, где нет коронавируса

На склонах алтайских гор в окрестностях Манжерока начинает расцветать маральник. Его ярко-фиолетовые цветы каждый год притягивают в республику Алтай тысячи туристов, которые за один месяц оставляют в республике, по разным оценкам, от 20 до 30 миллионов рублей. Но не в этом году: решением правительства республики бронирование проживания на турбазах, в гостиницах и гостевых домах остановлено до 1 июня. Горный Алтай (по данным на утро 16 апреля) единственный регион России, где до сих пор не обнаружен COVID-19. И местные власти пытаются сделать всё, чтобы так было и дальше – ценой огромных потерь в турбизнесе. Подробнее – в материале НТН24.

Последних туристов в районе села Кош-Агач видели примерно неделю назад. Впрочем, в само село заехать они так и не смогли – их развернули домой на кордоне, который выставили недалеко от населённого пункта.

— Поток [туристов] всё, закончился. Посты везде стоят, никого не пускают. Только грузовые машины проходят с продовольствием. Пост в Карлушке стоит, в Онгудае, в Курае… Не проскочишь, — констатирует глава администрации Кош-Агача Дауткан Кыдырбаев. Сам он считает, что рано или поздно «переболеют все», но позже — по его прогнозам, коронавирус доберётся до отдаленных селений Горного Алтая месяца через полтора.

Цветение маральника каждый год привлекает в республику тысячи туристов.

Впрочем, до Кош-Агача даже в спокойные годы доезжали только самые влюблённые в Алтай туристы — слишком далеко, дальше уже только Ташанта и граница с Монголией. Основная часть приезжих оседала на турбазах вдоль Катуни в районе Горно-Алтайска и чуть выше. Проскакивают они там и сейчас, не смотря на запрет властей селить туристов. Останавливаются в частных домиках — объявления о сдаче в аренду до сих пор висят у многих на заборах. Незаметно это сделать, впрочем, не всегда получается — о приезжих тут же докладывают властям местные жители и представители легального турбизнеса.

— Тут мотив не то, чтобы каким-то, извините, Павликом Морозовым быть. Мы хотели бы играть на футбольном — в данном случае на туристическом – поле по одним правилам, — говорит директор туркомплекса «Манжерок» и бывший министр туризма Республики Алтай (2002-2005гг.) Сергей Зяблицкий.

Просьбы сдать коттедж в туркомплексе на 2 месяца, чтобы пересидеть пандемию, констатирует собеседник, поступают до сих пор. Отказывают не только из-за запрета властей, но и из соображений самосохранения.

— Если мы сделаем зелёный коридор [для туристов] — наверное, завтра-послезавтра мы уже не будем говорить, что Республика Алтай осталась единственным регионом без коронавируса, — поясняет Зяблицкий.

Турсезон в Республике Алтай начинается в мае. В этом году его отодвинули минимум на месяц.

Полностью закрыть республику от приезжих однако тоже не получается. В туристических местах много домов и коттеджей, которые принадлежат состоятельным людям из Москвы, Санкт-Петербурга и Новосибирска. Многие, оценив масштабы пандемии, решили пересидеть её в горах.

— Естественно, в трудные дни, которые сейчас стоят, существует желание жителя той же Москвы и самому, и своих членов семьи привезти в безопасное место, — знает Сергей Зяблицкий.

Жительница села Ая Ольга подтверждает: рядом с ее домом сразу несколько коттеджей принадлежат бизнесменам из Москвы. Обычно хозяева появлялись там ближе к середине мая — но в этом году приехали ещё в первых числах апреля.

— Сидят, даже в магазин не ходят: платят местным, чтобы они за продуктами сходили раз в неделю. Их всех заставили подписать бумажку, что они согласны на карантин. Да и куда им выходить-то? Достопримечательности все они уже давно осмотрели. Гуляют по ограде, шашлыки жарят, — посмеивается Ольга. Для всех приезжающих из Москвы и Санкт-Петербурга власти ещё на прошлой неделе действительно ввели двухнедельную самоизоляцию. Тех, кому негде жить, отправляют в обсерватор.

Власти Республики Алтай пытаются сократить и без того усохший поток туристов: авиасообщение с Москвой и Красноярском приостановлено, количество рейсов с автовокзала Горно-Алтайска в соседние регионы сократили в два раза — с 16 до 8 рейсов в сутки. Всё это в конечном итоге неминуемо ударит по экономике региона, которая напрямую зависит от турбизнеса. Многие турбазы после снятия ограничений рискуют просто не открыться.

— Подушка безопасности, которая у нас существовала — она и так дырявая была. За исключением нескольких объектов размещения, все работают в осенне-зимний период в убыток. Мы в минусе подходим к майским дням, обычно в мае появляются первые финансовые потоки и предоплаты — у нас всё-таки хорошая глубина продаж. Но в этом году предоплат нет, а подушка безопасности… Её хватило — да даже [и не всем] хватило — на апрель месяц. В мае уже нужна поддержка государства, — констатирует Сергей Зяблицкий. Он с осторожным энтузиазмом ждет помощи после публичного выступления Путина перед правительством, во время которого президент пообещал помочь бизнесу с выплатой зарплат сотрудникам. Предыдущие меры, принятые правительством — в частности, кредиты бизнесу — он считает неэффективными.

— Я общался с коллегами, которые пытались получить эти кредиты: это почти невозможно сделать, собрать все документы. Невозможно перелезть через этот забор бюрократический.

Обработка улиц Горно-Алтайска.

Меры, которые ввело правительство республики, в целом мало отличаются от происходящего в соседних регионах Сибири: жителям рекомендовано оставаться дома, покидать жильё только в случае крайней необходимости и выгуливать собак не далее 100 метров от дома, а также соблюдать социальную дистанцию в 1,5 метра.

Местное управление Роспотребнадзора 15 апреля опубликовало материал о том, почему на территории Республика Алтай «остается последним бастионом, не сдавшимся новому врагу — коронавирусу». Если коротко — сработали на опережение и вовремя приняли меры.

— Наверное благодаря тому, что у нас регион отдаленный от центра, вдали от транспортного потока. У нас небольшая плотность населения и не так много людей выезжает за границу. Мы под контроль взяли всех до единого, кто вернулся из-за рубежа. Мы их каждый день обзваниваем, если кто-то не взял трубку — передаём информацию в местное отделение полиции, — добавляет пресс-секретарь управления Роспотребнадзора по Республике Алтай Марина Бугреева. Плюс — всех приезжих в селах контролируют не только сотрудники муниципалитета, но и местные жители. Выйти незамеченным на улицу и нарушить карантин, констатирует собеседница, не получится.

В принципе, у нас и ходить-то некуда: все заведения закрыты бары, кинотеатры… Всё, куда можно сходить, закрыто.

Тем не менее, в Роспотребнадзоре признают, что распространение коронавируса в Горном Алтае — вопрос времени, от силы через месяц-полтора COVID-19 завезут в республику туристы. «Много прибывающих. Все считают, что можно спастись на Алтае», — вздохнула Бугреева.

Впрочем, некоторые пытаются объяснить отсутствие в регионе зараженных коронавирусом влиянием потусторонних сил. Член госсобрания Алтая Ержанат Бегенов в беседе с местным изданием «Подъём» заявил, что республику от COVID-19 защищает священная мумия, которую называют Принцессой Укока. «У нас есть защита. Алтайцы очень сильно её почитают, очень дорожат ей. Когда её забрали в Новосибирск у нас землетрясение было, это, говорят, всё с ней было связано, не надо было её трогать».

У нас появился канал в Яндекс.Дзен. Читайте и комментируйте наши материалы на новой площадке.

Текст: Александр Агафонов
Фото: автора, altai-republic.ru


У вас есть вопрос или проблема, о которой давно хотели рассказать? Напишите нам в редакцию, и мы свяжемся с Вами!


Сообщить


Читайте также

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *